• 15°
  • 20.48

Игорь Мериакре: Вы хотите мне помочь? Давайте я объясню, как правильно

В молдавском бизнес-сообществе грядут перемены: отныне работодателей, которые не принимают на работу людей с ограниченными возможностями будут штрафовать. О том, поможет ли это, мы поговорили с Игорем Мериакре, исполнительным директором общественной организации «Мотивация», который сам передвигается в инвалидной коляске больше 25 лет.

Игорь, недавно стало известно, что молдавских работодателей обяжут принимать на работу людей с ограниченными возможностями. Можно сказать, что раньше это было необязательно, а теперь все резко изменится?

Когда новость опубликовали, произошло недопонимание смысла этой поправки в законе. Обязанность принимать на работу людей с инвалидностью существует давно, сначала она была прописана в законе о социальной защите инвалидов, потом в законе о социальной интеграции лиц с ограниченными возможностями. Сейчас же речь об изменениях в Кодексе о правонарушениях, смысл которых в следующем: если работодатели, в штате которых более 20 человек, не создадут рабочие места для лиц с ограниченными возможностями, они будут оштрафованы на суммы 12-15 тысяч леев. К сожалению, это изменение было принято без учета наших рекомендаций по созданию программ поддержки для работодателей со стороны государства. Мы считаем, что прежде чем требовать, надо создать условия для работодателей, а также для людей с ограниченными возможностями, тогда и можно говорить об эффективном трудоустройстве, а также о наказании тех, кто нарушает закон.

Правильно ли я поняла: если, к примеру, речь о владельце редакции, в штате которой работают 20 человек, то сейчас он должен сломя голову искать на работу человека с инвалидностью?

Да, но помимо того, чтобы его найти и нанять, работодатель должен обустроить для него рабочее место.

А если нет такого человека с ограниченными возможностями, который, опять же к примеру, сможет работать в редакции?

В этом вся проблема, потому что у людей с инвалидностью нет доступа к образованию, и значит, они просто не смогут выполнять те или иные поручения. К нам обращаются много людей с инвалидностью, которые хотят работать, но у них нет профессии. Куда их трудоустроить?

Где вообще могут работать такие люди?

Идеальный вариант – работа за компьютером. То есть копирайтинг, веб-дизайн, программирование, переводы. Еще неплохой вариант – оператор на телефоне. Конечно, не стоит ограничиваться этими профессиями.

Как вы думаете, этот штраф в 12-15 тысяч леев, который вроде как обяжут заплатить в случае непредоставления рабочего места, не слишком ли он мал для фирмы? Ведь намного проще заплатить такой штраф, чем морочить себе голову и искать человека.

Это одна сторона. Но я боюсь, что вот такой закон откроет возможности для коррупции. То есть, работодатель начнет либо искать способ этот закон обойти, либо будет нанимать человека с инвалидностью фиктивно.

Кто будет контролировать выполнение этого закона?

Инспекция по труду.

Этот закон что-то изменит?

На первых порах да, он взбодрит работодателей и, возможно, руководители фирм и предприятий начнут задаваться вопросом: «Ребята, вы от нас требуете, а что вы делаете, чтобы нас поддержать?» Мы, например, как НПО, уже который год просим агентство занятости внести в закон о трудоустройстве отдельный пункт о трудоустройстве людей с инвалидностью, а также пункт о поддержке работодателя, который будет трудоустраивать таких людей. Например, в виде компенсации из госбюджета тех 2-3 часов, которые человек с инвалидностью не дорабатывает, потому что, по закону, он может работать не больше 6 часов в день.

Возьмем для примера супермаркет. Сколько нужно в него вложить времени и средств, чтобы обустроить под нужды человека с инвалидностью?

Первое что нужно сделать – это доступный вход, он должен быть широким, с пандусом, удобным для человека на коляске. Такому человеку было бы сложнее работать в зале, зато удобнее работать на кассе. Для этого надо сделать это рабочее место широким, то есть хотя бы одну кассу нужно переоборудовать. Также работодатель должен организовать доступную туалетную комнату. Она должна быть более широкой и со специальными поручными для поддержки. Вот и все. Это не так сложно и дорого, как кажется.

Я часто вижу мальчика с ДЦП, он работает в супермаркете на Буюканах в отделе фруктов и овощей. Если честно, я восхищаюсь им, мне кажется, это очень тяжело работать у всех на виду и не бояться осуждающих взглядов.

Нужен сильный характер, потому что мы привыкли все вокруг воспринимать по стандартам, вешая ярлыки. У нас в обществе сформировалось стойкое мнение, что такие люди неспособны работать, их нужно опекать и лучше всего убрать с глаз долой. К сожалению, этот пример, который вы описали, довольно редкий. Очень часто человеку с инвалидностью комфортно сидеть дома, на мизерную пенсию и радоваться путевке в Сергеевку раз в три года. Нас многие критикуют, потому что мы пытаемся изменить отношение к самим себе людей с инвалидностью. Мы развиваем в них желание жить нормально и выходить из зоны комфорта.

Почему так происходит? Почему люди смиряются?

Очень многое тянется из Советского Союза. Тогдашняя система отучила людей бороться за свои права и двигать локтями. В людях исчезла эта жилка выживаемости, жилка бороться за себя.

Мы были несколько лет назад в Сербии, и там пенсии по инвалидности не повышают, а понижают. Потому что есть большой отток населения в другие страны и просто некому платить взносы в соцфонд. При этом государство работает над созданием условий для людей с инвалидностью на рынке труда и доступом к профессиональному образованию. Там тебе помогают получить профессию, устроиться на работу, работодателю помогают создать условия для таких людей, и это все работает. Мы же можем сколько угодно мечтать о высокой пенсии по инвалидности, но этого не будет.

Сколько у нас в Молдове людей с ограниченными возможностями, пускай и не из официальной статистики?

Официально около 186 000, из них примерно 20% имеют физико-моторные нарушения, пользователей инвалидными колясками около 5000, но если добавить и пожилых людей, которые не зарегистрированы как люди с инвалидностью, тогда цифра будет больше.

На российском телеканале Дождь есть такая телеведущая, Женя Воскобойникова, она пересела в инвалидную коляску после тяжелой аварии. Недавно она выпустила книгу, в которой пишет, что самое неприятное в жизни человека в коляске когда к тебе на улице вдруг подходят незнакомые и начинают толкать или дают денег. Это действительно так?

Это правда. У нас чаще протягивают деньги. На улице у нас не так часто кто-то подходит и начинает толкать, но, например, когда я иду на какое-то заседание в суд или госучреждение, то, конечно, меня могут в коридоре остановить и начать толкать без моей просьбы. Люди сердобольные, на них не надо обижаться. Важно научить человека в коляске правильно себя вести в такой ситуации, то есть просить о помощи правильно.

Это как?

Когда вас начинают без спроса толкать, сразу же надо человека остановить и спросить: «Вы хотите мне помочь? Давайте я объясню, как правильно». И дальше объяснять, как управлять коляской сзади, как поднять ее на 2 колеса, потому что человек в ней может упасть вперед и так далее. Неправильная помощь может травмировать.

Насколько наши школы, ВУЗы, садики открыты и доступны для таких детей, подростков в инвалидных колясках или просто для людей с ограниченными возможностями?

Я не видел и не знаю ни одного заведения, которое бы было доступно полностью. Очень часто нам рассказывают об отрицательном отношении со стороны учителей/воспитателей, а также родителей детей без ограниченных возможностей. Сейчас Министерство образования хочет провести мониторинг всех общеобразовательных учреждений для того, чтобы определить проблемы и выработать план их устранения и необходимые решения для этого. Но опять же, у нас нет квалифицированных педагогических кадров, которые бы могли оказывать качественную поддержку людям с ограниченными возможностями.

В помощь таким людям вы в 2002 году открыли организацию «Мотивация». Зачем вы открывали ее тогда? И в итоге, чем занимаемся организация сегодня?

Во-первых, мы хотели изменить отношение общества, доказать, что у нас есть не только ограничения, но и способности. Во-вторых, мы понимали, что нужно изменить и отношение самих людей с инвалидностью и их семей, чтобы они перестали быть бенефициариями, а стали полноправными членами общества. За эти годы мы развили несколько важных программ: независимая жизнь, адаптированный спорт, профессиональное ориентирование, поддержка при трудоустройстве, продвижение создания и соблюдения условий доступности, мониторинг соблюдения прав, информационная и техническая поддержка, обучение различных специалистов работающих с такими людьми, и многое другое. К сожалению, нам становится все сложнее поддерживать постоянно эти программы. В общей сложности за 15 лет работы более тысячи человек приняло участие в наших мероприятиях и программах, из них более 10% действительно изменили свою жизнь к лучшему.

Какова сумма средней пенсии или компенсации, которую получают такие люди в Молдове? И от чего она зависит?

Пенсия зависит, во-первых, от того, был ли рабочий стаж перед наступлением инвалидности, а вернее были ли выплаты в соцфонд. Если таких выплат не было, а инвалидность наступила после 18 лет, то человек будет получать пособие около 220 леев, но он будет иметь возможность перейти на пенсию по инвалидности, если сможет работать и накопит стаж. Если инвалидность с рождения или наступила до 18 лет, то пенсия по инвалидности с детства составляет около 600 леев, опять же можно пересмотреть ее. Например, у меня пенсия по инвалидности – 1118 леев, потому что до травмы у меня был маленький стаж работы – я отучился на электрика и какое-то время проработал в автосервисе.

Это правда, что после того, как вы пересели в инвалидное кресло, первое время вы чинили радиоприемники, потом накопили на машину, потом начали таксовать и только потом зарегистрировали НПО?

Да, мне было около 21 года, когда я получил травму спины. Пять месяцев я пролежал в больнице. Когда выписался, начал вспоминать что я умею и принялся чинить разные приборы. И вот тогда встала проблема – а как поехать на «птичку», чтобы докупить там новых деталей? Я стал просить друзей раз в месяц меня подвозить. И когда мне все это надоело, подкопил денег, купил Москвич, переоборудовал его под ручное управление и понял, что могу таксовать. Год таксовал без прав, тяжело было. Помню как-то ночью приехал, родители спали, и мне пришлось по лестнице ползком самому подниматься на второй этаж и тащить за собой коляску. Так я таксовал до 2002 года, потом случайно меня пригасила на тренинг румынская организация. Я втянулся, во мне разглядели потенциал. В итоге через какое-то время мне предложили возглавить НПО. Сегодня мы работаем на гранты, иногда нам помогают крупные компании, но можно стать нашим членом и вносить раз в год символичный взнос.

Если сравнивать ситуацию, к примеру, 10 лет назад и сегодня, есть ли сдвиги в области соблюдения прав людей с инвалидностью? Насколько изменилось отношение общества?

Благодаря усилиям нескольких общественных организаций, мы потихоньку поднимаем вопросы, связанные с соблюдением прав, сейчас все больше уделяется внимание той же доступности, трудоустройству, но, к сожалению, сами люди с инвалидностью очень пассивны, как, в принципе, и все наше общество. Все зависит от того, как долго мы будем поддерживать все эти вопросы на плаву.

Кстати, как все-таки правильно - люди с ограниченными возможностями или люди с инвалидностью?

Мы долго пытались определиться сами, в итоге зашли на сайт похожей организации в Москве и теперь рекомендуем использовать два термина: люди с ограниченными возможностям и люди с инвалидностью. Главное – стараться не использовать слово инвалид. Это неправильно.

Лена Держанская

Мнение
ЕСТЬ ВОПРОС? НАШЛИ ОШИБКУ?
Вы находитесь на новой версии портала allmoldova. У вас возникли вопросы, касающиеся работы сайта? Или вы обнаружили ошибку? Напишите нам
Узнать больше
ПРОДВИЖЕНИЕ
ВАС ТОЧНО ЗАМЕТЯТ
Продвижение вашей компании, товаров и услуг в интернете
Узнать больше
КОПИРАЙТИНГ
ПИШЕМ О ВАС И ДЛЯ ВАС
Реальные, а не скопированные в интернете, новости о вашем бизнесе для размещения на вашем сайте, в социальных сетях, на сайтах интернет-медиа
Узнать больше