• 20.62

Кристина Гуцу: Мы как раз про объективность, мы стараемся такими быть

Телеканал TV8 начал вещать на молдавском медиа-пространстве чуть больше месяца назад. Его долго готовили, тяжело запускали и весело праздновали первый день вещания. Экс-директор предыдущей версии канала, старого доброго TV7, Кристина Гуцу – крестная мама новоиспеченного «Источника информации свободных людей». С ней и поговорили про новый медиа-ресурс.

Кристина, извини за вопрос, не могу не спросить. Почему логотип TV8 так сильно напоминает логотип телеканала «Дождь»?

А он напоминает?

Я специально открыла сегодня перед интервью ваш сайт и их, мне напоминает.

Смотри, вообще у нас 5 вариантов вот этого розового оттенка. У нас есть main color, он у нас на новостях и микрофоне. И есть еще дополнительные оттенки. Я категорически, даже принципиально проверяла каждый раз, когда дизайнеры отправляли на подтверждение цвета – чтобы наш цвет не был как у «Дождя». Как вообще мы выбрали этот цвет: нам было важно выбрать еще незамыленный оттенок, который никто не использовал. Второе – мы не могли использовать цвета, которые ассоциировались с политическими партиями. Так что на самом деле у нас не было большого выбора. Но вот этот оттенок мы все выбрали единогласно. Мы, кстати, работали с очень талантливыми молодыми молдавскими дизайнерами «Piko creative». Они и фокус-группы для нас делали, и разработали нам бренд-бук, в общем, все серьезно. Скрытая восьмерка – тоже их идея.

Хорошо, еще один вопрос. Вряд ли вы смотрели перед запуском какую-нибудь «Россию» для вдохновения…

Ну почему, не смотрели? Смотрели и смотрим, и не только «Россию». У них из-за огромных бюджетов есть такие дорогие проекты, которые мы скоро не сможем осилить. Поэтому и смотрим, потому что это красивая картинка. Они специалисты в области интертейнмента и делают это даже лучше румын. Про их политические программы я молчу.

И все-таки, не они же вас вдохновляли. Кто тогда – «Дождь»?

Когда мы придумывали концепт канала, мы ориентировались в том числе на то, что делает «Дождь». Потому что они ближе нам по формату и всегда нам нравились. Но цвет точно не от них, так и напиши. На самом деле мне этот цвет сейчас снится, и, слава богу, что его пять оттенков, и есть из чего выбрать.

Почему вы затягивали запуск канала?

Мы в принципе создали телевидение за два месяца, это почти нереально. Мы параллельно набирали новых людей, делали ремонт, разрабатывали графику. В идеале это заняло бы полгода. У нас почти все было на последнем дыхании. Мы прекрасно понимали, что все ждали новостей, Анжелу Гонцу, новую студию. Мы очень волновались и не успевали. Поэтому мы решили не анонсировать дату. Только однажды объявили, что запускаемся 12 июня, и когда не получилось, решили просто не говорить – когда выйдем, тогда выйдем. Многие нас спрашивали – почему не ждете осени? Но это правильно, что мы запустились летом, мы многое протестировали и с нового сезона уже знаем, где поменяем формат, где поменяем место в сетке, плюс новенькие ребята набираются опыта. У нас достаточно молодая команда.

Сколько людей из старой команды осталось на канале?

Почти все. За те полгода, что не было новостей и почти не было программ, ушло человек 10-15. Новых набрали чуть-чуть больше. Не считая авторов передач. Многие из них делают это по доброй воле. Это некоммерческие проекты. И мы гордимся, что их столько, и они все приходят и делают программы от чистого сердца.

Вы их уговаривали или это как-то само собой получилось?

Это больше Наташа, она умеет уговаривать (смеется). Ты знаешь, когда уже была четкая идея перезапустить канал, и мы осознавали, что надо подавать на грант, потому что по-другому не сможем, - мы встречались отдельно с каждым автором. Они и так все наши хорошие знакомые и они прекрасно поняли, что все это для будущего канала, для будущего отечественной журналистики, для свободной прессы. И вообще всем понравилась идея участвовать в чем-то новом.

Ты помнишь момент, когда еще на старом ТВ7 стало очень тяжело и выхода как будто не было?

Я это понимала с тех пор, как пришла на роль директора ТВ7. Но как-то все время думалось, что мы спасем канал. Но рекламы было все меньше и меньше, и финансово было тяжело. Были моменты, когда я понимала, что легче все отпустить. Но всегда держалась.

Не было никогда желания закрыть канал?

(не раздумывая) Нет. Никогда. И знаешь, люди понимающе относились к нашим сложностям. Если мы кому-то были должны, то можно было пойти, договориться, три раза попросить и люди шли на встречу. Даже когда мы опаздывали с зарплатой, никто не уходил из-за этого.

Когда вы решили сесть и написать заявку на грант?

В октябре мы подали заявку, а деньги получили в феврале.

Получили и запустились. Что было в этот день?

Я вела весь эфир с командой, я все время была там. Домой поехала уже в конце, когда закончилась последняя программа в прямом эфире. Вышла из машины и начала плакать. Я так плакала… Позвонила сразу Наташе, мы поговорили, и я подумала тогда: «Боже ж ты мой, мы это сделали!». Ребята в тот день обнимались, смеялись, плакали. Это же все через муки, крики, это же прямой эфир и было сложно. Помню, когда зашла, наконец, домой, открыла бутылку вина и посмотрела еще раз эфир.

На второй день было еще больше работы, потому что надо было доделывать много вещей. Я не помню, сколько мы спали в этот период и спали ли вообще, потому что было очень сложно. Я до сих пор не успела толком сесть и посмотреть на все это в целом, отдохнуть тоже не получается.

Но вы ведь в отпуск уходите, так?

Да, мы решили, что с 21 августа уходим в отпуск (интервью проходило 17 августа – прим.ред.). Это мертвый сезон, никого нет в стране и нет смысла показывать новые проекты. Новости не уйдут, мы ведь только запустились. И я благодарна ребятам, они растут на глазах. Там же половина команды опытная, половина с очень небольшим опытом. Я смотрю на них и вспоминаю, что тоже так когда-то могла учиться постоянно, быть энтузиастом.

Вы никогда не думали стать со временем платным каналом, чтобы жить на деньги от подписки?

Меня на днях спрашивали, что мы об этом думаем. У нас это не пойдет, даже в России это не пошло. «Дождь» – единственный, кто решился на это. У нас не привыкли платить, у нас же все «за бесплатно». Ты вот на какие сайты подписана?

На сайты ноль, иногда покупаю «Огонек» и «Esquire».

Ну вот видишь, нас мало. Как вариант – да, но только в очень далекой перспективе.

Кто у вас самый главный на канале, главарь же есть?

М-м-м.

У вас прямо демократия?

Большая причем. По крайней мере, мы стараемся ее придерживаться.

Хорошо, расскажи про передачу «Optmart SRL»?

Я считаю, что мы с ней прямо в точку попали, она была нужна.

Но вы признаете, что позаимствовали идею у «Дождя»?

Тут да. Мы смотрели их программу, мало того есть еще американский аналог, так что на самом деле авторы не «Дождь». Наши девочки смотрели и тот и другой варианты и решили делать свое.

Как вы их собрали?

Со всеми мы знакомы лично. Все они принимали участие в программе «Candidat» на ТВ7, они яркие, образованные и очень разные, мы уже тогда это поняли. Долго обсуждали, как их можно объединить. Потом предложили им тот формат, который есть сейчас, и они согласились. И было, кстати очень тяжело, потому что они притирались друг к другу. А вот сейчас у них даже традиция есть, они раз в неделю собираются за бокалом вина и обсуждают тему на следующую неделю. Им же пишут письма, женщины реально пишут.

А сценарий им пишут?

Нет сценария. У нас каждый раз есть только темы, тезисы и гость. А так они сами все делают. Они очень интересные, умные, с ними даже просто когда в кабинете сидишь – можно записывать на камеру и давать в эфир. Они не подчиненные, они авторы. Поэтому у них полная свобода.

Герои отказываются приходить на ваши передачи?

Да. Но это не герои. Ну какой он герой, если он отказывается приходить на передачу?

Я помню, что вы раньше писали в комментариях в соцсетях - кого пригласили, кто отказался. Так правильно?

Это честно, чтобы потом не говорили, что мы поддерживаем только одну сторону.

Скажи, когда закрывалась «Realitatea», у тебя ничего не ёкало?

Я расстроилась по-человечески, я же знаю, сколько людей там работает, у нас были очень хорошие отношения. Обидно за людей, всегда обидно. Даже если бы закрылся канал, с которым мы может не так сильно дружим. Но это было предсказуемо, и может случиться с каждым. Я знаю, сколько стоит содержать телевидение. И если ты не там, где нужно, это почти что невозможно. Понимаешь, одно дело содержать сайт и совсем другое – телеканал.

У вас, кстати, где аудитория больше - в интернете или на ТВ?

Это несравнимые объемы. Аудитории разные, молодое поколение почти не смотрит ТВ, они все в онлайне. ТВ смотрит более взрослое поколение. И мы сильнее уходим в онлайн, у нас выхода нет, поэтому у нас сильный акцент на сайт, на прямые трансляции в фейсбуке. Но главное, чтобы люди смотрели, каждый зритель важен для нас.

Поэтому вы поздравили Анжелу Гонцу в прямом эфире с днем рождения?

Слушай, ну, во-первых, это красиво. Не все конечно были согласны с этой идеей, и понятно, что мы не будем делать так со всеми.

Почему тебя не поздравили?

Ну, потому что я не настолько узнаваема, может быть. Все-таки Анжелу знает намного больше людей.

А вот за такие «шалости» вас КСТР никак не может наказать?

Это смешно, если честно. Если даже что-то такое и будет, я просто рассмеюсь. Да там тоже люди, не будет ничего, уверена им тоже понравилось.

Какой главный принцип ваших новостей? Вы ведь отличаетесь от остальных.

У нас как были правильные новости, на наш взгляд, так и остались. Нельзя быть только с теми, или только с этими. Надо искать баланс. И я понимаю, что некоторые новости будут не «вау», но должна быть совесть и корректность. Есть много вещей, которые будут кликабельными. Но есть этическая сторона журналистики. Я, кстати, даже не говорю ребятам об этом, они и так все прекрасно понимают.

Галина Тимченко говорила, что новости - это объективное отображение картины дня. Ты согласна с ней?

Слово объективное – ключевое. Мы как раз про объективность, мы стараемся такими быть.

Слушай, вот сколько мы знакомы, столько времени я не могу понять, почему ты не ведешь что-то свое?

Я очень самокритичная, до безумия. И я еще ни разу не видела – на какой передаче я бы могла на 100% себе нравиться? Пока я не нашла такой программы. Как соавтор - да. Но не как ведущая. Я вообще-то много чего делаю кроме ТВ, я и шью, и рисую. У меня были моменты, когда я ненавидела все это, иногда давление очень сильное, особенно когда есть ответственность перед людьми.

Ты смотришь молдавские каналы?

У меня дома нет телевизора, но есть в офисе и отдельные программы я смотрю. Новости реже.

Я почему спросила – вот моя мама смотрит «Россию» и «Первый», на которых в том числе транслируют молдавские аналоги. И каждый раз, когда я прихожу к ней в гости, то попадаю на передачу Киселева. И если раньше мне просто было противно от того, что он несет, то сейчас это уже даже забавно и мне уже как-то нравиться начинает, я просто стою, слушаю и смеюсь, от души. У тебя бывает такое? Я имею ввиду молдавские каналы?

Знаешь, первое время, когда года два назад начался «трэшняк», я нервничала, бесилась. Я же их знаю всех. Я со многими работала. А вот когда были последние выборы – я просто смеялась. Мне кажется, они уже просто плюнули, то есть они сами понимают, что они просто исполняют чью-то прихоть. Просто если очень часто говорить неправду, в какой-то момент ты начинаешь верить в то, что это правда. По-другому я не могу это объяснить. Мы когда запускали канал, я в какой-то момент задумалась: «Вот сейчас мы мучаемся, а вдруг не выйдет, не сможем, не хватит денег, уйдут люди – куда я пойду?». Я сразу начала перебирать в голове наши каналы и поняла, что мне реально некуда.

Ну вот и пошла бы шить, рисовать, разводить маленьких Алехандровичей.

И, кстати, душа тогда улыбнулась. Чем-то бы я занималась, конечно. И с голоду не померла бы точно. Наверное, открыла бы сайт или что-то в этом роде.

Как вы Анжелу Гонцу уговорили, расскажи?

Мы общались и до этого, у нас были хорошие отношения. И я всегда ждала, что ей кто-то предложит вернуться на ТВ, ну было бы логично же. А тут она как раз подала документы на юридический факультет. И мы сначала предложили ей вести программу на тему юстиции, она отказалась. И вот когда мы сели искать ведущую на румынские новости, как-то однозначно выбор пал на Анжелу. Мы много ее не уговаривали, она сразу согласилась.

Волновалась?

Конечно, но она нам очень сильно помогла. Она требовательная, суровая, но она – профессионал. Она не просто ведет, она смотрит все сюжеты, она сама составляет сценарий, может помочь ребятам. Я надеюсь, что наши молодые журналисты понимают, как им повезло.

Слушай, а цензор новостей у вас есть?

Мы никогда не лезем в личную жизнь, например.

Но про развод Даши Жуковой написали же?

Ну а как не написать?

Слушай, сколько людей в Молдове знает, кто такая Жукова и причем здесь «Гараж»?

Подожди, многие знают.

Камон.

Ну, послушай, ну что тогда новости для идиотов делать что ли?! Ну, вот смотри, у нас есть программа «ContraCultura» с Виталием Спрынчанэ, я понимаю, что ее смотрит 4% людей, и то через фейсбук. Но она нужна. Потому что она развивает нас, надо хотя бы с этого начать. Или «Egoist» с Анжелой Брашовяну. Ее надо либо со словарем смотреть, либо я не знаю. И это хоть что-то воспитывает. Если мы будем делать телевидение для всех, тогда это будет только политический срач. Но это неинтересно. А про Дашу я тебе так скажу – это первый цивилизованный развод у миллиардеров, они же пресс-релиз выпустили, чтобы об этом объявить. Вот так формируется культура разводов.

У меня вся лента была в их разводе. Я не помню столько новостей, даже когда Бейонсе объявила о том, что ждет двойню.

Да? А у меня ничего такого не было.

А на что ты подписана?

Разная политическая хрень. В последнее время подсела на подписчиков нашей страницы в фейсбуке, это страшная вещь. Я же вижу все – кто, что лайкнул, читаю все сообщения. Вчера выставили эфир новостей, я тут же лезу посмотреть какой охват. Кстати, мы вообще не платили за раскрутку страницы. Все наши 10 тысяч подписчиков – органический прирост.

С чем это связано, с тем, что у тебя самой несколько тысяч подписчиков?

Слушай, у Морарь вообще 53 тысячи. Когда надо какой-то пост раскрутить, я ее прошу расшарить и все, началось. Я вообще зависима от фейсбука и инстаграма, я это признаю. Инстаграм – для расслабления, я там всех котиков знаю в лицо. А вот фейсбук больше для работы. И я не подписана ни на одну из политических фигур. Поэтому когда надо что-то узнать, приходиться заходить специально. Иногда вижу, что кто-то из сотрудников подписан, делаю принтскрин и высылаю со словами: «Что за хрень?». А они мне: «Ну по работе же надо». Так и живём (улыбается).

Утром, когда ты берешь телефон в руки, куда заходишь в первую очередь?

Это моя личная подборка, которой много лет. «Сноб» люблю, «Esquire» люблю. Их хорошо почитать вечером в ванне, но если время есть. Обязательно проверяю все сайты новостей. Я подписана на всевозможные BBС, СNN, AJ+, NowThis – все они выпускают короткие видео, это очень удобно, посмотрел 30 секунд и ты в курсе событий.

Вы, кстати, не будете такое же делать?

Нам очень нравится сама идея. NowThis – самые лучшие в этом. Мы уже пытаемся делать все коротко. Люди не привыкли тратить 4 минуты на сюжет, они устали от этого. Выбора много и зрителя надо все время чем-то цеплять. Поэтому идеальный репортаж - до 2 минут, коротко и по существу. Но опять же, чтобы запустить отдельно подборку 30-секундных видео для соцсетей – нужны люди, которых нет.

Люди устают от длинных видео, а ты не думаешь, что в какой-то момент они устанут от ТВ?

Когда об этом думаю, смотрю на американский рынок – на «Игру престолов», «Карточный домик». Люди никогда не устанут от ТВ, это невозможно.

Если ты не против, я хочу закончить протестами. Почему ты на них ходишь?

Ты знаешь, я не так активно хожу, на самом-то деле.

Ты правда думаешь, что вот ты сегодня вышла на протест, а завтра что-то изменится?

Да никогда не поменяется завтра! Но представь, что нас не 3000 было бы, а 30 всего – никто бы и не узнал, что мы вышли. Это принято во всем мире, протестовать – это нормально, если ты с чем-то не согласен. Все против того, что происходит, все. Но х** кто встанет и сделает что-то.

Ну вот я такая. Я никогда не хожу.

Ну вот. Я понимаю, что все не может поменяться прямо сейчас. Только из-за протестов никогда ничего не изменится. Но это начало.

Это «начало» длится уже пару лет.

А представь, если бы вообще этого не было?! Во что бы мы превратились?! Плюнули бы совсем на нас…

На выборы ты ходишь, на протесты тоже, социалку снимаешь, но ничего не меняется.

Пойти в политику что ли?

Это был один из вопросов.

Теоретически я могла бы спокойно войти в какую-то партию, но я никогда не состояла ни в одной, даже думать об этом не стала. Я когда вижу людей, нормальных вроде бы, абсолютно аполитичных, но которые говорят: «Eu-s membru a PL, PD sau PSRM», к примеру, я сразу думаю: «А для чего?». Чтобы им, я имею ввиду, партии, было легче что-то выдвигать? Это очень безответственно. Мне так кажется.

Ты понимаешь, что для этих людей, в том числе, вы делаете телевидение?

Я тебе так отвечу: я родилась в селе, под Сороками, у меня там уже никого не осталось, но иногда я туда езжу. И я прямо в шоке каждый раз - это хорошие люди, но у многих из них показывает «почему-то» три канала всего, и ты не представляешь какое говно можно влить человеку в голову! Они же после тяжелой работы, смотрят телевизор час-полтора, у них нет времени смотреть сайты и читать наши интервью. Они это смотрят и верят. И каждый раз, когда я приезжаю, они спрашивают меня: «А что, правда?». Вот мы смеемся с тобой, да? Смотрим каналы и смеемся. А они верят. И вот когда я возвращаюсь домой, я понимаю, почему я делаю телевидение.

Елена Держанская

Фото: личный архив героини

Мнение
ЕСТЬ ВОПРОС? НАШЛИ ОШИБКУ?
Вы находитесь на новой версии портала allmoldova. У вас возникли вопросы, касающиеся работы сайта? Или вы обнаружили ошибку? Напишите нам
Узнать больше
ПРОДВИЖЕНИЕ
ВАС ТОЧНО ЗАМЕТЯТ
Продвижение вашей компании, товаров и услуг в интернете
Узнать больше
КОПИРАЙТИНГ
ПИШЕМ О ВАС И ДЛЯ ВАС
Реальные, а не скопированные в интернете, новости о вашем бизнесе для размещения на вашем сайте, в социальных сетях, на сайтах интернет-медиа
Узнать больше