• 23°
  • 20.71

Валентина Нафорница: На сцене я на своем месте

Солистка Венской оперы, посол CCF Молдова Валентина Нафорница интервью дает редко – времени в обрез. Но для allmoldova лучшая мировая певица, по мнению жюри престижного конкурса BBC, сделала исключение. Мы оценили и влюбились в ее голос окончательно и бесповоротно.

Валентина, вы, в отличие от большинства молдаван, Пасху отметили в Вене. Почему не приехали домой, хотя бы на пару дней?

Я буквально недавно вернулась с гастролей из Гамбурга, поэтому времени не было совсем. Мы с мужем встретили Пасху дома: красили яйца, пекли куличи, были в местной церкви все как обычно.

Вы не так часто прилетаете в Молдову, не гложет ли вас «dor de casa»?

Иногда это чувство возникает, и тогда очень хочется вернуться домой. Но знаете, у меня нет этой тоски, которая есть у тех, кто вынужденно уезжает из Молдовы на заработки. Моя судьба так распорядилась, что теперь я живу здесь, в Вене: сразу после окончания учебы в Бухаресте, мне предложили подписать контракт с Венской государственной оперой, и я согласилась. Наверное, это приносит пользу не только мне, но и Молдове. Потому что каждый раз, когда я выступаю на мировой сцене, меня объявляют, как оперную певицу из Молдовы.

Я уже привыкла к жизни здесь, в Вене очень приятная атмосфера. Возможно, это связано с ее историческим наследием, с тем, что здесь насыщенная культурная жизнь, много знаменитых артистов. Все, кто приезжают к нам, говорят в один голос, что чувствуют себя здесь особенно.

Мне нравится приезжать в Молдову,  хотя это удается не часто. Я прилетаю один-два раза в год и обычно совмещаю приятное с полезным: то есть, успеваю выступить на благотворительном балу CCF и повидаться с друзьями и родственниками. Хотя знаете, когда люди узнают, что я прилетаю в Молдову,  начинается сумасшествие (смеется). Но я все это понимаю и стараюсь уделить внимание всем, насколько это возможно. Это часть моей работы.

Ваше сотрудничество с CCF - это чистой воды волонтерство, вы делаете это бесплатно, ничего не прося взамен, и все об этом знают. Почему  - можете объяснить? Вы с детства были такой открытой?

Конечно. В нашей семье нас так воспитывали, мои родители всегда были альтруистами, всегда помогали другим. Моя сестра в детстве, когда мама готовила печенье, половину относила соседям в подарок (смеется). Мне кажется, что именно вот это желание помочь и  открытое сердце – именно эти качества еще держит нас молдаван на плаву, не смотря на все те трудности и тягости, с которыми мы боремся. Помогать – это нормально.

Многие знают меня, любят мой голос, следят за моим творчеством, так почему бы не воспользоваться этим в благих целях? Благотворительный бал CCF - это добрая традиция, которая помогает привлечь внимание людей к проблемам, с которыми сталкиваются подопечные организации, и собрать средства на их решение. И я благодарна команде организации, которая умудряется работать со мной удаленно, обсуждает со мной все детали, советуется.

 

У вас абсолютно безупречная репутация, вы очень дружелюбно ведете фейсбук и даже сейчас в интервью очень мудро рассуждаете, вас даже спровоцировать невозможно.

В мире и так много зла и неприятных моментов, зачем усугублять? Я думаю, что искусство, особенно музыка, обладает силой – привносить в этот мир спокойствие, гармонию и улыбки. Через музыку ты пытаешься донести нечто иное, чем негатив. Его итак предостаточно в повседневной жизни. Я стараюсь не только мыслить позитивно, но и находиться среди позитивных людей, чтобы расти, развиваться. Пессимисты и озлобленные жизнью люди тянут тебя вниз, я этого не хочу.

А вы перед выступлением до сих пор волнуетесь, только честно?

Да, всегда. Первые года карьеры, у меня практически не было эмоций перед выходом на сцену. А сейчас, когда я начинаю готовиться, а это может быть и за несколько месяцев, и за несколько недель, я тут же начинаю нервничать, переживать. Потому что сегодня я уже знаю, что на самом деле значит опера, что значит выступление, что значит сцена. Раньше мне все это казалось игрой, в кавычках, конечно. Сейчас время прошло, и чем ты глубже во всем этом, тем более серьезно ты к этому относишься, с большей ответственностью. И эти эмоции, эти переживания, которые я испытываю перед выступлением, они мне нравятся. Потому что если артист не будет переживать, проносить это через себя, он будет артистом, который не передает публике ровным счетом ничего.

Зачем обычному человеку приходить на оперу, и с чем он должен уйти оттуда?

Знаете, никто никому ничего не должен. Здесь речь о культуре, о традициях, которым сотни лет. Раньше сходить на оперу было привилегией, это могли делать не все, только избранные. Здесь в Вене до сих пор такое же трепетное, уважительное отношение к опере: люди знают, куда они идут, они знают все об артистах, они читали либретто, они видели меня в этой роли, и они видели других сопрано в этой роли. И конечно, это здорово - петь для такой публики, потому что, когда они знают толк в опере, они оценят хорошее выступление.

Давайте о публике, раз заговорили. В передаче «Один день с Валентиной Нафорницей», которую показывали в конце прошлого года, меня поразила сцена, когда перед входом в оперный театр собирались сотни людей, чтобы посмотреть на оперу с больших экранов прямо на улице.

Это такая традиция, во многих городах мирах в теплое время года на улице устанавливают большие экраны, на которых транслируют оперу в режиме реального времени. За это не надо платить. Надо только занять места вовремя. Также это возможность посмотреть оперу для тех, кому не хватило билетов.

Это помогает нести культуру в массы?

Конечно, это и есть одна из целей. Вот вы идете по улице, и вы услышали красивую оперу или концерт, конечно, вы остановитесь, послушаете, а в следующий раз купите билет и придете на спектакль. Думаю, что в Кишиневе подобная традиция прижилась бы.

Почему бы вам не заняться этим?

Если бы у меня было время, наверное, я бы и взялась за это. Но пока мой график забит на несколько лет вперед.

Но почему бы вам не вернуться на время и не сдвинуть что-то с мертвой точки в этой стране?

Я не думаю, что один человек может что-то изменить. Я знаю множество историй, когда молодые люди пытались, но их усилия просто не ценили, их талант не ценили, как в свое время не оценили меня. Я бы очень хотела, чтобы в Молдове все сдвинулось с этой мертвой точки, чтобы культура пришла в массы. Это касается не только оперы. Ведь в Молдове есть и театр, и живопись, и классические музыканты, и балет. И в Молдове осталось очень и очень много талантливых людей, которым нечего делать в этой стране, и, к сожалению, они уезжают. Но я еще раз повторю, в моем случае, не я выбирала этот путь, так распорядилась судьба, и поэтому я здесь. Думаю, что должно пройти много десятилетий, прежде чем здесь что-то измениться. И люди должны приложить усилия, все вместе. Уже сейчас, например, есть прекрасный «Международный фестиваль оперы и балета «Мария Биешу», которым поистине можно гордиться. И это радует.

Не могу не спросить вас об оперных ролях. В какой из них вы чувствуете себя наиболее гармонично?

Думаю, все артисты одинаково отвечают на этот вопрос: мы стараемся в каждой роли чувствовать себя гармонично. Сейчас я все чаще играю героинь, которые на меня похожи – это молодые, красивые, харизматичные девушки, например Сюзанна из «Свадьбы Фигаро», Норина из «Дон Паскуале», Церлина из «Дон Жуана»,  Адина из «Любовного напитка». Мне нравятся эти роли, и мне нравится, что они забавляют публику. Эти роли позволяют оставаться на позитивной волне, нести позитив публике, дарить радость. Сейчас, если честно, мне хотелось бы сыграть что-то более драматичное. Мне очень нравится «Травиата», я бы хотела сыграть Виолетту. Мне нравится «Тоска», «Мадам Баттерфляй», «Богема». Но все же, я пока не встретила персонажа, который был бы моей родственной душой.

Где вы себя чувствуете комфортнее - в зрительном зале или на сцене?

На сцене, конечно (не раздумывая).

А когда вы в зрительном зале, о чем вы думаете?

Знаете, очень часто я вдохновляюсь увиденным, иногда я вижу себя в какой-то из ролей и думаю: «Ах, если бы я играла эту роль, как было бы здорово». На сцене я на своем месте.

Как вам работается с мужем? Все-таки вы оба оперные певцы, оба работаете в одном театре. Вам не сложно совмещать работу и личное?

Я думаю, что вообще между супругами должны быть нормальные, интеллигентные отношения. Если вы не можете относиться друг к другу как муж и жена, вы не сможете относиться уважительно друг к другу как коллеги. С другой стороны, в том, что мы работаем в одной сфере, есть положительный момент – супруг знает все тонкости профессии, ему не надо ничего объяснять, и мы можем советовать друг другу какие-то вещи. На одной сцене мы довольно редко работаем, у него свои роли, у меня свои. Мы никогда  не критикуем друг друга. Критика должна быть, я не спорю, но больше помогает мудрый совет. Знаете, ведь если тебе советует певица, которая работает с тобой в одном театре и когда-то исполняла тот же репертуар, нельзя рассчитывать на то, что ее совет будет объективным, это маловероятно.

То есть все-таки зависть есть?

Да, зависть бывает, но точно не в моем случае. У каждого свой путь и то, что наше – останется нашим, чтобы ни случилось. Я ценю работу каждого артиста, который выходит на сцену. И в нашем театре очень редко можно услышать какое-то едкое замечание или критику в адрес другого, потому что мы все прекрасно понимаем, какого труда все это стоит. Сидеть в зале и быть на сцене – это две разных вещи.

А вы дружите между собой?

Мне нравится поддерживать коллег, у нас есть традиция - мы говорим друг другу перед выступлением по-немецки: «Той, той, той!» (в оригинале «Toi, toi, toi»). Неизвестно откуда этот обычай, но он означает что-то вроде «Ни пуха не пера». Здесь, в Вене довольно сильная конкуренция между артистами, потому что сегодня для оперных певцов выставлены довольно четкие критерии мастерства. И чтобы быть лучшим, ты просто должен стараться быть хорошим оперным исполнителем и достойным человеком. Знаете, я встречала очень хороших певцов, которые были не очень хорошими людьми. И наоборот.

Откуда в вас эта рассудительность? Или у вас просто настроение такое сегодня?

Я ничего специально не делаю (смеется). Знаете, когда я училась в музыкальном колледже, часто на переменах я вместо того, чтобы болтать с девчонками или веселиться, сидела и готовилась к следующей паре. Помню, как ко мне подходили мои сокурсницы и спрашивали, почему я такая серьезная. Одна из них даже спросила: «Ты что думаешь, что когда-то будешь оперной певицей?» Я ответила что да, именно за этим я и пришла сюда. В ответ я слышала что-то про нищенские зарплаты и все в таком роде. Я довольно четко объяснила, что для меня деньги - не главное, для меня главное стать профессионалом. И знаете, что я услышала в ответ? - «Ты думаешь, что будешь петь в «Ла Скала?!» Ровно через несколько лет я выступала на сцене оперного театра «Ла Скала», исполняя роль Джильды из оперы «Риголетто».

Вы помните, кстати, этот момент, когда вы стояли там и пели? Как это было?

Знаете, для многих людей «Ла Скала» – это что-то святое, но это не самая престижная сцена в мире. Есть еще более знаменитые оперные площадки. Конечно, когда стоишь на сцене этого театра и вспоминаешь его историю, все это тебя обескураживает. Но когда я выходила на эту сцену первый раз, я просто хотела принести людям радость. Сейчас моя цель точно такая же. А тогда я просто немного больше обычного сконцентрировалась, вышла и сделала свою работу на ура, вот и все.

В детстве вы тоже мечтали стать оперной певицей?

Конечно, с 5 лет я ходила в музыкальную школу, в 7 я уже училась игре на скрипке, потом были танцы, хор, я постоянно была на сцене, и мне всегда нравилось быть солисткой, быть на первом плане.

Что происходит, когда закрывается занавес, можете рассказать?

Знаете, самое большое желание для всех - чтобы после того, как занавес опустили, ты чувствовал, что сделал все великолепно. И конечно, очень важно, чтобы после того, как ты ушел, тебе было с кем разделить эмоции, чтобы с тобой рядом были близкие, семья. Да, когда ты на сцене, весь зал, все несколько тысяч человек – твои. А после, хорошо, чтобы был рядом хотя бы один близкий и родной человек. Для меня это мой супруг.

Есть ли у вас какие-то ритуалы до или после выступления?

После представления мы всей командой идем в ресторан отмечать, это очень весело. А перед спектаклем, конечно, есть свои ритуалы. Мне нравится как можно меньше разговаривать в день спектакля, я берегу голос, не распыляюсь на эмоции. Обычно я немного занимаюсь йогой с утра, чтобы разбудить тело и голос, немного занимаюсь вокализами, дыхательными упражнениями, могу пропеть несколько фраз из партитуры, обедаю, а после я люблю немного прилечь, чтобы набраться сил перед выступлением. Ну а потом все по графику: отправляюсь в оперу, наношу макияж, одеваюсь, делаю прическу, заглядываю к коллегам в гримерки, чтобы сказать: «Той, той, той!» и все, выход на сцену.

В ближайшее время, что у вас по графику?

Сегодня (интервью проходило 17 апреля - прим.ред) у меня последний свободный день. С завтрашнего дня начинаются репетиции «Свадьбы Фигаро», они продлятся около двух недель: три часа с утра, и три часа после обеда. Ну а потом премьера.

Елена Держанская

Мнение
ЕСТЬ ВОПРОС? НАШЛИ ОШИБКУ?
Вы находитесь на новой версии портала allmoldova. У вас возникли вопросы, касающиеся работы сайта? Или вы обнаружили ошибку? Напишите нам
Узнать больше
ПРОДВИЖЕНИЕ
ВАС ТОЧНО ЗАМЕТЯТ
Продвижение вашей компании, товаров и услуг в интернете
Узнать больше
КОПИРАЙТИНГ
ПИШЕМ О ВАС И ДЛЯ ВАС
Реальные, а не скопированные в интернете, новости о вашем бизнесе для размещения на вашем сайте, в социальных сетях, на сайтах интернет-медиа
Узнать больше