• 12°
  • 20.5

Где наши старики и почему мы должны заботиться о них? Размышления о пасхальной экономике (Дневники одного поколения III)

«Жèно! се, сын Твой…. се, Матерь твоя!» (от Иона 19, 26-27)

Я вошел в церковь нового типа, «по американскому образцу». Меня давно уже не впечатляет и не раздражает ни хореография, ни риторика. Так что все их фокусы оставили меня равнодушным. Однако, меня поразил один феномен: за редким исключением все здесь были молодыми, до 35 лет. Я спросил: «Где ваши старики?» и мне дали понять, что они обращаются и имеют «месседж» к тем, у кого «открытый разум».

Я вошел в ресторан: то же самое чувство. И те, кто «обслуживал», и те, кто «потреблял», тоже были сплошь молодые. Никого старше 40 лет. 40 лет уже, кажется, возрастом патриархов.

Я вошел в приемную одной компании: она просто гудела от молодой энергии, пусть уже и постаревшей и преждевременно депрессивной. Лица их были еще молоды, хотя глаза уже выдавали возраст.

Я вошел в редакцию, где все по «новому обряду» с «независимой журналистикой». Средний возраст: немногим более 30 лет.

Кажется, что и продавщицам/продавцам в «Carrefour» и «Mega Image» в среднем не более 35 лет.

Я спрашивал и еще раз спрашиваю: где же наши старики?

В последние 20 лет развернулась злонамеренная компания против стариков, то есть - против наших родителей и бабушек с дедушками. Почему?

Есть два-три упрека, явных и прямых:

a. Не особо разбираясь в том, что происходило в их прошлом, с ними связывают все плохое, что было тогда, умалчивая об их прошлых достижениях. Таким образом, они виноваты в  «тяжелом наследстве». Прошлое – это что-то плохое, что нужно отбросить и стереть. Старики – это прошлое, и для них нет места в «дивном новом мире».

b. Они являются своего рода историческим тормозом на пути прогресса и достижения «лучшего мира», потому что они не в состоянии адаптироваться к новым требованиям «рынка» и «технической и экономической цивилизации»  и особенно – голосуют «не так». Так что они, в общем, «ретрограды».

c. Помимо них есть еще и «социально поддерживаемые», пенсионеры сидят на «наших» деньгах и потребляют ресурсы, не принося  добавленной стоимости.

Другими словами: политически, экономически и социально они не соответствуют новым временам. Им говорят «выдохшиеся», «беззубые». Рана, не только социальная, культурная и политическая, но и физическая. Чтобы всем было понятно.

Слово «старик» стало синонимом своего рода «врага народа», только на новый лад. «Молодого и цивилизованного» народа, который желает иметь страну «как везде». И никто не хочет понять заслуги и трагическую историю этого пожилого поколения. Они все-таки пережили войну, которую смогли довести до конца, со всеми ее горестями и радостями. Пережили колоссальный политический крах двух тоталитарных систем, со всем их безумием и грехами. Пережили несколько «радикальных преображений» Молдовы/Румынии. И застали, наверное, самый зрелищный процесс изменения нашего региона, с катастрофами, но и с бесспорными достижениями: радикальной модернизацией страны. Речь идет о сложном социальном, экономическом и политическом процессе 50-80 гг. Повторюсь: очень сложном процессе, до сих пор мало изученном, и который, пока что, лишь подвергается политическому осуждению.  Без понимания.

И, конечно, они застали разрыв 90-х, который, опять, не совсем изучен и проанализирован. Не стоит забывать, что они больше всех проиграли от этих изменений: когда остаешься в 40-50-60 лет на пустом месте после того, как проработал инженером, рабочим или крестьянином на фабрике, заводе или в колхозе на протяжении 20-30 лет, ох, как нелегко все начинать снова. А еще им нужно было растить детей, которые теперь, повзрослев и посещая школы благодаря поту и крови всех этих переходных периодов, плюют им в лицо, говоря лишь: у вас нет зубов, вы не правильно голосуете, не понимаете, на каком свете живете, сидите на своих скамеечках и проедаете пенсию, которую вам платим мы

Ой, нет. Все совсем не так. Нет «социально поддерживаемых», а есть «социально брошенные» государством, обществом и, наверное, трагичнее всего, собственными детьми и внуками. Никто не поддержал их в трагичные минуты переходного периода: когда их выкидывали с работы, когда они потеряли сбережения, когда им пришлось работать, не разгибаясь, на новых хозяев, или уехать из страны, как будто новым крепостным. Никто не попытался понять и поддержать их. Все их покинули.

Во всех старых культурах и цивилизациях есть два основных  элемента, которые сохраняются и проходят красной нитью: защита и уважение старших (и детей). Старики должны быть защищены и уважаемы: как своего рода живое сокровище. Почему? В чем секрет? Что в них ценного? В чем смысл этого жеста? Ведь они более не приносят пользы, они не приносят  прибыли, а лишь потребляют недопустимо много ресурсов и энергии. С точки зрения капиталистической логики, их нужно срочно «ликвидировать», социально, политически и экономически (как предполагает «лучший мир»), потому что они являются своего рода«саранчой», которая съедает ресурсы и противостоит «продвижению к вершинам многогранно развитого капитализма». История и лучшие книги, однако,  учат нас иному: «Жизнь прожить – не поле перейти». Почему?

Меня воспитали в уважении к старикам:  образцом старика был образ ветхозаветных старцев. Это был пример для подражания. Три поколения моей семьи посвящали один день в  месяц заботе о стариках нашего села: год за годом, месяц за месяцем, в течение 100 лет, сколько хватает памяти. Почему они это делали? Не знаю, они  мне не объясняли. Они лишь сказали мне: надо! После этого и до тех пор, когда «коммунисты» учили нас уважать стариков: они ветераны, пережившие великую войну и заплатившие жизнями за наш мир. Надо! Почему так надо?

Некоторые говорят, потому что они мудры, и мы можем учиться у них. Я бы не стал на этом зацикливаться. В эпоху прагматизма и индивидуального эгоизма, мудрость не является ценностью сама по себе. Совсем наоборот: она часто не вписывается в перечень сегодняшних добродетелей. Мудрость отбирает слишком много времени, она слишком медленная для сегодняшней эпохи скоростей. Кому она нужна? Нужна ли она молодому человеку, который за несколько секунд может получить информацию  обо всем мире? Однако информация и мудрость - две разные вещи. Мудрость строится в течение длительного времени. Для тех же, кто слишком долго задержался в сегодняшнем дне, время, кажется, давно уже истекло. Для мудрости уже не остается времени, оно слишком дорого и уже давно измеряется деньгами.

Тогда зачем мы за них держимся? Мне кажется, что ценность стариков состоит совсем в другом.  Молодые люди почти полностью живут днем сегодняшним. Это самое «сейчас» полностью захватило их, став своего рода «индивидуальным прагматизмом» и лишив перспективы времени. Когда живешь только сегодняшним днем, то теряешь само понятие времени. Более не существует ясного прошлого, откуда ты исходишь, и тем более будущего, куда ты идешь, со всеми его последствиями, а есть лишь тавтология перспективы настоящего.

Время, по большей части, означает историю, историческую перспективу: время, из которого ты происходишь со всем его социальным, политическим и экономическим грузом, то, кто ты есть и будущее, которое, даже если и планируется, то связано с обстоятельствами прошлого. Настоящее есть всего лишь процесс, в котором ты застыл на мгновение между прошлым и будущим. Тенденция среди молодежи состоит в том, чтобы игнорировать этот процесс и вести себя как в бессмысленно повторяющейся сказке про «молодость без старости».

Зачем нам нужны старики? Не только чтобы связывать нас с прошлым, чтобы определенным образом понимать истоки и обстоятельства сегодняшних явлений, а скорее для того, чтобы дать нам проекцию будущего. Если вы почувствуете их запахи, если вы внимательно посмотрите на их руки, на их образы и особенно если у вас найдется время послушать их, то вы поймете: это – ваше будущее. А после того, как вы это  поймете, наверняка станете по-другому понимать настоящее, сегодняшний день. Верните нам прошлое назад, потому что там есть будущее со смыслом, который может нам помочь и сегодня, и завтра. Для того, чтобы вы могли создать будущее, вам понадобится прошлое, а не только настоящее. Культура и особенно сегодняшняя социально- экономическая система хочет освободить нас от прошлого, чтобы оторвать нас от новой, вероятной проекции будущего. Ваше будущее заключается лишь в оплате кредитов. Остальное становится «опасным багажом». Нет больше ни места, ни времени для мечты.

Есть еще кое-что, кроме одержимости сегодняшнего «сейчас».  Оно одержимо идеей «только для себя». А старики напоминают нам, что мы являемся человеческими и социальными существами, что мы живем, экономически и политически, в обществе, а это предполагает не только накопление, но и дарение, распространение без прямого смысла, без извлечения прибыли.  Старики являются частью экономики слабости, щедрости, которая бросает вызов экономике  прибыли и накопительства. Их экономика учит нас тому, что приобрести можно не только накапливая, но и раздаривая, предлагая нечто и не получая за это ничего.  А может быть, и мы что-то получим, когда доживем до их возраста. Может быть, жизнь состоит не только из экономики накопления, а еще и из экономики дарения, распределения. Не этому ли учит нас вся пасхальная экономика? Разве она не является экономикой дарения, щедрости и жертвенности?

Перевод с румынского языка на русский язык

Василе Ерну для allmoldova

Мнение
ЕСТЬ ВОПРОС? НАШЛИ ОШИБКУ?
Вы находитесь на новой версии портала allmoldova. У вас возникли вопросы, касающиеся работы сайта? Или вы обнаружили ошибку? Напишите нам
Узнать больше
ПРОДВИЖЕНИЕ
ВАС ТОЧНО ЗАМЕТЯТ
Продвижение вашей компании, товаров и услуг в интернете
Узнать больше
КОПИРАЙТИНГ
ПИШЕМ О ВАС И ДЛЯ ВАС
Реальные, а не скопированные в интернете, новости о вашем бизнесе для размещения на вашем сайте, в социальных сетях, на сайтах интернет-медиа
Узнать больше