• 30°
  • 21.13

Абхазский тупик: как живут на границе с частично признанной республикой

25 лет назад начался грузино-абхазский конфликт, который не разрешен до сих пор. Молдавский журналист Андрей Гилан со своими коллегами из других стран отправился в так называемую приграничную зону с частично признанной республикой, где до сих пор живут беженцы.

Российские пограничники

На мосту через реку Ингури, когда-то соединяющем села Орсантия и Отобая, ни души. Со стороны села Орсантия сооружен блок-пост. Здесь за порядком следят грузинские полицейские. Не сразу понимаешь, что это представители органов правопорядка. Они оснащены как солдаты регулярной армии: на них каски, камуфляжная форма, военные ботинки с высокими берцами. Грузинские полицейские нам не рады.

«Не доставайте фотоаппараты!  — предупреждает полицейский. — Блеск стекла от объектива на той стороне могут принять за провокацию. Это опасно!». С той стороны за нами уже следили.

Грузинский полицейский у блокпоста Орсантия

Неизвестные люди в камуфляжной форме по другую сторону реки устанавливали столбики. Завидев нас, они оставили свое занятие и взялись за бинокли. Вполне возможно, что люди в камуфляже — российские пограничники. В 2009 году Абхазия подписала с Россией соглашение о совместных усилиях по охране границы.

Последний КПП

Приграничное село Орсантиа Зугдидского района находится в 1–1,5 км от Абхазии и в двух часах езды от Кутаиси. Грузию и частично признанную республику разделяет река, берега которой соединяет мост. Это важная связь между абхазами и грузинами.

Беженцы в селе Орсантия

В последнее время политическая ситуация накалилась. В декабре 2016 года Кабинет министров Абхазии принял решение закрыть два пункта пропуска и в марте 2017 года было полностью остановлено передвижение через пункты Хурча-Набакия и Орсантия-Отобая. Как сообщает МИД частично признанной республики, данные пункты были установлены как временные, до создания соответствующей инфраструктуры и оборудования основного КПП «Ингур». Совпадение или нет, но в марте 2017 года вступил в силу безвизовый режим Грузии с Евросоюзом.

Пустынный мост между Орсантией и Отобая

Сейчас переход через мост у села Отобая закрыт. На грузинской стороне у моста находится блок-пост, а на абхазской стороне свои укрепления. Военные и органы правопорядка по обе стороны реки внимательно следят друг за другом через бинокли.

Абхазские пограничники

Село Орсантия начинается в пятистах метрах от КПП: оно вытянулось вдоль дороги. В центре — административное здание в хай-тековом исполнении, продуктовый магазин, школа. В результате грузино-абхазского конфликта 1992–1993 годов беженцами стали около 200 тысяч человек. Многие остались жить на сопредельной территории.

В Орсантии живет 900 семей. 15 из них — беженцы из Абхазии. По словам главы села Натии Цитлидзе, во время активных боевых действий их регион принимал беженцев в основном из приграничного Гальского района. В селе зарегистрированы 1400 беженцев, большинство из них в Орсантии  не проживает. 70% из них уже вернулась назад к себе домой. Люди получают пособие для беженцев, пенсию, социальный услуги.

Земля предков

О тех проблемах, с которыми сталкиваются абхазы и грузины, рассказала руководитель грузинского общественного фонда „Егриси“ Цицино Библая. Фонд занимается, в основном, оказанием помощи женщинам: местным и из числа вынужденно переселенных (ВПЛ). По ее словам, с 2010 года социальную и психологическую поддержку получили около 1500 человек.

Руководитель грузинского общественного фонда „Егриси“ Цицино Библая

„Мы должны быть похоронены на земле предков. Таковы наши традиции. Когда умер мой родной брат из Калининграда, его тело доставили в Грузию, а затем я вместе с сыновьями понесла гроб в Абхазию. Границу пересекали нелегально: обходными путями, через леса и горы. На своих плечах одиннадцать километров несли 165 килограмм. По другую сторону границы помогали неизвестные нам люди, в том числе и абхазы». Несмотря на такие сложности, Цицино признает, что раньше было проще. Раньше на границе стояли абхазы и с ними, пускай даже за деньги, можно было договориться. Сейчас стоят российские пограничники с которыми договориться невозможно.

Беженцы

«В последнее время стало еще сложнее,  — рассказала Цицино Библая.  — Гражданину Грузии стало очень трудно официально перейти границу. Чтобы грузину попасть в Абхазию, нужно иметь приглашение с абхазской стороны. Режим в последнее время ужесточился и абхазские власти не подписывают приглашения».

Цицино Библая уже 25 лет живет со своей семьей селе Орсантия. В 1992 году женщина, как и тысячи грузин, бежала из Гальского района Абхазии в Зугдиди. В то время она работала учительницей грузинского языка в школе. Несмотря на то, что война разгоралась, власти уверяли местных жителей, что все обойдется.

«Я заполняла журнал в школе, когда началась непонятная суматоха. Люди бежали, куда глаза глядят. Мы даже не успели захватить личные вещи», — вспоминает глава фонда. Сейчас Цицино помогает женщинам. Фонд «Егриси» проводит для них компьютерные курсы, выдает гранты на открытие мини-пекарен и теплиц.

Статус беженца

Мы встретились также с представителем фонда «Егриси» Ираклием Хубуа, который рассказал об оказании помощи вынужденным переселенцам с территории Абхазии, проживающим в Грузии. По словам общественника, они оказывают комплексную поддержку: консультативную, в области образования, по поддержке малого бизнеса.

Ираклий Хубуа, представитель фонда «Егриси»

«Мы оказываем поддержку проектами в области малого бизнеса вынужденным переселенцам. Они должны быть финансово независимыми. Мы поддерживаем проекты в области сельского хозяйства: это может быть небольшая теплица, разведение домашней птицы, выращивание овощей, производство кондитерских изделий, пекарня. Этот бизнес позволяет им обеспечивать свою семью и зарабатывать дополнительные деньги. Мы профинансировали 20 проектов и продолжаем работу».

Условия в которых живут беженцы

Однако Ираклий Хубуа отмечает, что не все бывшие беженцы социально активны и хотят интегрироваться в грузинское общество. Они ждут только помощи от государства. Это касается не только беженцев, но и остальных жителей этого района. По словам Ираклия, беженцы не спешат отказываться от своего статуса, так как он дает им привилегии. Беженцы получают ежемесячно финансовую помощь в размере 45 лари (20 долларов), бесплатную медицинскую страховку и другую помощь. Доходит до абсурда. По словам Ираклия, девушки при заключении брака не спешат его регистрировать, так как они в таком случае теряют статус беженца.

«Беспомощные»

Пенсионерка Лиана Аполлоновна

Пенсионерка Лиана Аполлоновна Лагроа уже 24 года в качестве беженки живет в селе Орсантия, бежав сюда 24 года назад из города Гагры. В Абхазии у нее осталась брошенной трехкомнатная квартира. Но самое главное — в Абхазии живут дочь и внучка, с которыми удается общаться лишь изредка по телефону. Лиана Лагроа уже не верит, что им удастся встретиться и увидеться вновь.

Быт беженцев

Пенсионерка живет в здании общежития с облупленными стенами и выбитыми окнами. Чтобы согреться, Лиана Аполлоновна топит закоптившуюся буржуйку дровами. Пока она крутится у плиты, плазменный телевизор в центре комнаты вещает новости.

«Никакой помощи я от властей не вижу. Когда выборы, тогда все обещают. После выборов — все, конец», — рассказала пенсионерка.

Ошибка предков

Местные жители неохотно идут на контакт и не готовы давать интервью на болезненную для них тему. Они хотят поскорее забыть события 25-летней давности. Как они выражаются, они хотят «отправить те страшные воспоминания в архив и начать смотреть в будущее».

Беженец Виталий Джонджуа:
“Наши предки совершили ошибку. Мы же братья, мы должны жить вместе”

26-летнему беженцу Виталию Джонджуа было 9 месяцев, когда начался конфликт. Сначала семья из Гальского района Абхазии, ныне не подконтрольного Грузии, перебралась в Москву, а когда мальчику исполнилось пять лет, семья вернулась в приграничное село Орсантия.

У Виталия теперь и у самого родилась дочь, но они по-прежнему имеют статус беженцев. «Наши предки совершили ошибку, потому что мы ведь братья, мы должны жить вместе», - говорит он.

Андрей Гилан, Исмаил Фаталиев, Алексей Пантелеев

Мнение
ЕСТЬ ВОПРОС? НАШЛИ ОШИБКУ?
Вы находитесь на новой версии портала allmoldova. У вас возникли вопросы, касающиеся работы сайта? Или вы обнаружили ошибку? Напишите нам
Узнать больше
ПРОДВИЖЕНИЕ
ВАС ТОЧНО ЗАМЕТЯТ
Продвижение вашей компании, товаров и услуг в интернете
Узнать больше
КОПИРАЙТИНГ
ПИШЕМ О ВАС И ДЛЯ ВАС
Реальные, а не скопированные в интернете, новости о вашем бизнесе для размещения на вашем сайте, в социальных сетях, на сайтах интернет-медиа
Узнать больше