• -2°
  • 19.32

Ольга Цуркану: Я не могу умереть сейчас – в моем списке желаний еще так много не зачеркнутых строчек!

Она сложная.

У нее сотни лиц, тысячи состояний, которые меняются со скоростью света, потому что именно так меняются ее мысли, ее отношение к этим мыслям и ассоциации, которые вызывает у нее отношение к ним. Приходится подстраиваться под каждое из них, если ты обладаешь достаточной скоростью реакции или любоваться ими как представлением, если ты более меланхоличная натура. За тщательно продуманным имиджем дамы высшего света можно разглядеть любопытную и непоседливую девчонку, у которой пронзительное ощущение счастья на глазах сменяется несчастьем, перфекционизм — беззаботностью. Она одновременно слабая и сильная, открытая и непроницаемая, она хранит молчание тогда, когда оно еще острее слова и ХОХОЧЕТ от души. Хохот к месту как раз тогда, когда Вселенная воспринимается слишком серьезно. Ольга Цуркану, новый персонаж в нашей коллекции людей, благодаря которым Кишинев становится теплее и уютнее. Просим любить и жаловать.

Счастливая жизнь начинается со счастливого детства. Это общеизвестный факт. Вот еще одно тому доказательство.

Я очень-очень счастливый человек, и мне грустно и больно, когда кто-то уничижительно или критично отзывается о своих родителях. Меня любят и балуют сверх меры, иногда мне даже кажется, что родители возвели меня на слишком уж высокий пьедестал, особенно после трагедии с моим братом. Они любят меня и сейчас, не пытаясь читать мне мораль, учить жизни. Мама говорит, что когда мы были маленькими, она даже не знала, что мы ели на завтрак, потому что к семи утра была уже на операции. Родители не «воспитывали» нас в классическом понимании этого слова, а просто проживали свою жизнь рядом с нами красиво, сосредоточенно, напряженно и интересно. Единственным, на чем они настояли и что, по их мнению, было обязательным для уважающей себя девочки, кроме собственно школьного образования, стала учеба в музыкальной школе. Разумеется, сейчас скрипка благополучно скучает в дальнем углу, но я благодарна ей за то, что она научила меня слушать и слышать. Музыкальный слух пригодится всегда, и чтобы услышать комплимент, и чтобы выучить иностранный язык…

…Мама взяла меня с собой на операцию, когда мне было 13 лет, в надежде на то, что увиденное мне не понравится. Она хирург-отоларинголог, и хотя в понимании большинства подобные операции являются простыми и чисто декоративными, в них есть место и гною, и фонтанам крови. Жутковато. Поэтому она договорилась с ассистентом немедленно вывести меня, если я начну терять сознание. Но я только попросила табурет, чтобы видеть все лучше. И мама поняла, что бороться с моей мечтой бесполезно.

…Благодаря родителям я познакомилась с самыми знаменитыми врачами из всего СССР – здесь часто проводились конференции, симпозиумы, а командировка в Кишинев считалась своего рода личной наградой – солнце, фрукты, вино… Папа приглашал всех домой. Эти встречи были моими вечерними университетами. Нам повезло – никто никогда не отправлял нас спать, нам позволяли слушать, участвовать в беседах. И у этих людей мы научились быть всегда честными и не бояться говорить «не знаю». Это же я заметила и позже, когда уже сама участвовала в международных конференциях (например, мне посчастливилось слушать лекции Тома Биггса, первого хирурга, который провел операцию по имплантации молочных желез, или других мировых звезд лазерной хирургии) – чем профессиональнее человек и чем более высоких результатов он достиг, тем слабее его страх сказать «не знаю»: «…а вот тут я не знаю, может у Вас есть свое мнение?».

Папа был простым районным психиатром, а они – звездами советской психиатрии, но при этом они с радостью общались, слушали, участвовали, хвалили вино, рассказывали политические анекдоты, чувствовали себя свободными – они научили меня тому, что называется радостью общения.

Второй урок счастья. Труды и дни.

Было очень страшно начинать этот проект. Мне предстояло расстаться с моими любимыми пациентами. Кинуться в неизвестность. Тогда мой муж подтолкнул меня к этому. Подтолкнул, и вот уже в течение 15 лет я не могу остановиться. Самолеты, конференции, мастер-классы, континенты, самолеты… Приобретения. Испытания. Испытания. Испытания. Я очень-очень счастлива, что в моем случае трудно сказать, где заканчивается работа и начинается удовольствие. Многие из моих клиенток стали моими подругами и даже просят меня записать их на конец рабочего дня, чтобы превратить процедуру в девичник. Сегодня одна из преданных клиенток, живущая за границей, сказала мне: «Знаешь, раз в полгода мне нужно приезжать к тебе – это как зов Родины, по-другому я не могу!». Лестно, но и ответственно! Это не шутки – когда тебя сравнивают с Родиной!

По сути, наша Лаборатория – это наш дом, двери которого всегда открыты. Никто не смотрит на часы в ожидании возможности быстрее уйти домой. У нас всегда есть вино, коньяк, конфеты – все, что нужно для встречи друзей. Некоторые даже спрашивают меня, не живу ли я в Лаборатории. Нет. Сплю я все-таки дома.

Я очень хотела стать хирургом, посещала кружок по хирургии, ассистировала при операциях, но, в конце концов, поддалась влиянию стереотипа о том, что профессия это чисто мужская, что женщине-хирургу сложно сделать карьеру, что эта профессия меняет женщин, делает их каменными… У меня же в характере присутствуют мягкость, женственность, я легко иду на уступки, избегаю повышенных тонов. Тем более сейчас, когда каждый день к нам приходит множество клиентов, каждый со своими прихотями, своими ожиданиями, своими комплексами… Чем больше ты пытаешься убедить какого-то недовольного пациента в том, что он не прав, тем сильнее отдаляешь его. Даже когда я права (а так случается почти всегда, потому что люди не могут объективно оценить свои новые черты и произошедшие изменения, они видят себя другими глазами – иногда преувеличивают плохое, иногда хорошее, смещают акценты и проч.), я прошу прощения и обещаю принять меры. После этого нервозность клиента спадает, он успокаивается, а у меня появляется время для маневра. Так же поступают и мои коллеги. Клиент – наш царь.

Вечная молодость – новая религия

Я обожаю людей, достигающих совершенства в том, что делают. Такие люди приводят меня в состояние острого счастья. Меня восхищают великие профессионалы. Например, на лекции профессора Андерсена, который впервые использовал термолифтинг для регенерации кожи, я иду взволнованно, как на спектакль. Его простая, но очень красочная манера говорить о сложных вещах вдохновляет и заставляет хотеть узнавать все больше и больше. После возвращения я пытаюсь передать это же состояние своим коллегам, которым в подробностях рассказываю обо всем, чему научилась на конференции. Надеюсь, их это также вдохновит.

Мы должны всегда идти в ногу со временем, потому что эстетическая медицина развивается наиболее стремительно из всех областей медицины. Спрос очень велик, люди просто обезумели от культа молодости и красоты, в эту сферу вкладываются большие деньги… Рынок очень динамичен, а информация, еще до того как войти в монографии, уже устаревает… Время для проведения исследований также сократилось, все ждут волшебной таблетки, проглотив которую можно решить разом все проблемы – от угревой сыпи до вечной жизни. Которая однажды станет реальностью.

Мы идем к этому мелкими шагами. И тщательно просчитанными шагами. Каждый новый аппарат, каждая процедура обещают чудеса. Нужно уметь отличать одно чудо от другого. И быть уверенным в том, что все вложения оправданы. Временами мне приходилось идти на большой риск, некоторые аппараты мы начали применять первыми из всех республик СНГ. Все тогда говорили, что у нас нет рынка, что у нас не так много клиентов и что наши расходы не окупятся. Но наш риск себя оправдал!

Я – свой собственный эксперимент

Я испытываю на себе любую процедуру, не потому что одержима или хочу выглядеть все лучше и лучше, а потому что хочу почувствовать. Обычно меня спрашивают, делала ли я ту или иную процедуру. Отрицательный ответ вызывает сомнения. Почему? Процедура неэффективна, вредна, неоправданно дорога? Я испытываю их все на себе. Без обезболивания и без чьей-либо помощи, обычно перед зеркалом, что вдвойне сложнее. Но я делаю это для того чтобы понять и почувствовать все – насколько процедура болезненна, в каких местах, сколько времени занимает заживление, каков ее эффект. Я бы не смогла выстроить доверительных отношений с теми, кого колю иглами, если бы себе самой делала то же самое с обезболиванием.

По сути, когда речь заходит о любви к себе, мне не важно, как я выгляжу. Действительно не важно! Мама научила меня тому, что внешность – не самое главное. Гораздо важнее уметь общаться, строить отношения с людьми. В молодости моя внешность была далеко не сногсшибательной. Я была толстой и носила очки. Но я довольно рано усвоила мамин урок и была вполне в мире с самой собой.

Диктатура фотошопа

Целью рекламы не является (или, по крайней мере, не должен являться) обман людей; ее цель – привести их сюда, в салон. Пришедшим в салон нужно очень подробно объяснить, каким будет реальный эффект и какого результата можно добиться в случае каждого конкретного человека, с учетом его возраста, болезней, привычек и образа жизни. Если, разглядывая каталоги, рекламирующие различные клиники или аппараты, прикрыть фотографию клиента до процедуры и посмотреть только на фотографию после ее проведения, может показаться, что лицо все еще не совершенно или что различимы признаки возраста. Но если посмотреть на фотографию «до», можно понять, насколько очевидны произошедшие изменения. Определенное недовольство (это могут подтвердить психологи) связано с тем, что клиенты слышат не то, что им говоришь. Если сказать, что гематомы пройдут через 5-6 дней, они услышат «2-3″, если сказать, что они восстановятся через неделю, они начинают с беспокойством смотреться в зеркало уже на следующий день. Половина всех проблем, с которыми приходят клиенты, существуют лишь в их головах. Поэтому я избегаю отвечать на опрос: «Что бы Вы мне предложили?». Потому что я, например, могу видеть, что клиентке необходимо разобраться с проблемами кожи, а ее беспокоит форма ушей. Во избежание подобных душевных травм я прошу клиентов просто рассказать, что бы они в себе изменили, чтобы посоветовать им, что они могут сделать. Есть то, что мы изменить не в силах, потому что это уже область эстетической хирургии, но можно, по крайней мере, остановить процесс ухудшения состояния. В такой маленькой стране, как наша, важно говорить правду. Ложь может сойти с рук всего один раз, в следующий раз клиент к тебе уже не придет. И если довольный клиент поделится своей радостью с тремя людьми, то недовольный поведает о своем недовольстве уже двенадцати.

Иногда мне кажется, что, до того как стать косметологами, мы уже были психологами. Нужно уметь слушать, потом пытаться помочь. В любом случае, мы не профессиональные психологи, но как только мы прикасаемся к коже, к телу, создается интимная связь между нами и клиентом или пациентом. Он уязвим, обнажен перед тобой, ты ощущаешь весь стресс, накопленный им за день, и весь страх перед тем, что ему предстоит (если предстоит что-то новое). И, сам того не желая, пациент рассказывает тебе о чем-то сокровенном, что еще больше сближает вас.

Уверяю вас, что простых клиентов не бывает. Вы не поверите, но помимо жертв моды или навязанных средствами массовой информации моделей к одним из самых сложных относятся клиенты с угревой сыпью. Они гораздо более чувствительны к любому взгляду, к любому прикосновению, к любому намеку. Они всегда хотят спрятаться, закутаться в шарфы или найти себе занятия, как можно сильнее ограничивающие общение с людьми. Для наглядности расскажу про своего знакомого, французского дипломата, который, только отправив заявку на соискание должности в Центральной Европе, случайно услышал, как в чьем-то разговоре о нем проскользнуло: «Кто, этот прыщавый?». На следующий же день он уехал в Африку. Он решил, что его место там. Настолько уязвимым сделала его эта проблема кожи. И это при том, что у него была прекрасная улыбка, открытая душа, он был очень интересным собеседником… И, несмотря на весь его ум, сказанные невпопад слова заставили его бежать.

Но, к счастью, приятных моментов тоже хватает. Недавно одна из пациенток пришла к нам с цветами и конфетами, чтобы поблагодарить за то, что мы изменили ее жизнь. Мы были уверены, что она преувеличивает, желая нам польстить. Но оказалось что, пройдя у нас курс лазерного лечения, она устроилась новую работу, научилась смотреть в глаза собеседникам, вышла замуж. Не было никакого волшебства, просто она избавилась от груза проблемы, разъедавшей ей душу, стала более уверенной в себе, что, несомненно, изменило к лучшему и ее жизнь.

Иногда, когда меня одолевает усталость, я утешаю себя тем, что мы помогаем не только тому человеку, который пришел к нам; помогая ему чувствовать себя лучше, мы помогаем и его семье, коллегам по работе… Мы всего лишь умножаем количество добра в окружающем нас мире.

Хочу большие губы! Как можно больше!

Мы пытаемся бороться с эпидемией надутых губ, но, к сожалению, мало что можем сделать. Если клиенты не получат этого у нас, они сделают это в другом месте. Я пытаюсь, используя все возможные аргументы, объяснить, что в губы нельзя вводить ни одного лишнего миллиграмма, что это будет уже перебор, что о них будут сплетничать, но клиентки непреклонны; приглашаю их прийти через месяц. В надежде на то, что за это время они одумаются, может быть, появится что-то другое, более важное. Если и это не помогает, мы проводим процедуру с использованием очень малой дозы. С другой стороны, я могу их понять – сделав первую процедуру, они получают массу комплиментов. Через некоторое время все привыкают к изменениям, и комплиментов становится все меньше. Владелица губ или грудей решает исправить положение и приходит к нам за новой порцией. Еще несколько недель она получает комплименты. И снова молчание… И тогда возникают описанные выше проблемы. То же самое происходит и при чрезмерном увеличении груди. Многие клиентки, несмотря на предупреждения, не понимают, что новая увеличенная грудь опускается по сантиметру в год, перегружает позвоночник, ведет к постоянной усталости, а если она крепится к ключице специальными связками под тканью, натирает ключицу… Они хотят в этом году пользоваться успехом на пляже и совсем не думают о своем здоровье и будущем.

Золотой возраст или Ну и старуха!

Мне нравится работать с взрослыми пациентками. В США большинство пациенток – «молодые пенсионерки», потому что в этом возрасте у них появляется достаточно времени, которое можно посвятить себе, и достаточно денег, соответственно, и прибегают они к более радикальным процедурам, например, к лифтингу. У нас же едва перешагнувшие 60-летний рубеж женщины стараются незаметно проскользнуть в кабинет, считая салоны красоты уделом молодых. Любой признак старости у нас становится клеймом, считается причиной исчезновения с экрана, из светской хроники, отказа от личной жизни… Но именно эти женщины составляют мою гордость, потому что я могу им помочь, могу изменить их мнение о самих себе, подарить им еще несколько лет радостей, которые они считали оставшимися в прошлом и даже давно забытыми.

Косметологический туризм или В поисках утраченного лица

В последнее время число подобных клиентов у нас растет, но все же большинство из них – наши мигранты. Зачастую они пытаются совместить встречи с родителями и друзьями с проведением процедур. Есть и такие, кому порекомендовали одну процедуру, но они решают сделать все.

Значительно возросло и число клиентов-мужчин, как иностранцев, так и наших сограждан. Кроме подростков с проблемами кожи к нам приходят и мужчины за 40 (политики или деловые люди) с одним желанием – сделать себе укол ботокса, или гиалуроновой кислоты и забыть о нас на полгода. Но все в порядке, если не переусердствовать и не следовать фанатично диктатуре моды.

В принципе, мы не спрашиваем клиентов, почему они к нам приходят, но во время процедур это вольно или невольно выясняется. Если до сих пор женщины приходили к косметологу на грани развода, в попытке избежать его, или уже после развода, решив начать новую жизнь, сегодня все больше клиенток приходят к нам из-за работы. Ведь работодатель даже если и смотрит на паспортный возраст, считает, что если ты выглядишь хорошо, то ты здоров и способен работать эффективно.

Некоторые приходят к нам, потому что хотят найти работу лучше или удержаться на нынешней.

Многие спрашивают меня, как я могу заниматься чем-то подобным, ведь я вмешиваюсь в Божий промысел. Я объясняю, что никто не ощущает себя в точном соответствии со своим паспортным возрастом. 40-летние могут чувствовать себя на 28. И я всего лишь пытаюсь хоть немного приблизить эти два возраста.

Ты никогда не будешь моложе, чем сегодня

…Вместо того чтобы проживать сегодняшний день полно и радостно, мы со страхом думаем о дне завтрашнем. Я не могу найти другого объяснения нескончаемой веренице женщин с одинаковыми лицами, которых можно встретить на светских мероприятиях или на страницах глянцевых журналов – с губами как у экзотических рыб, накачанными коллагеном, с пухлыми щеками, накачанными гиалуроновой кислотой, с застывшими в удивлении бровями, накачанными ботоксом…

Отчасти это происходит потому, что клиентки приходят в салон с фотографией Анджелины Джоли, отчасти потому, что все процедуры по улучшению овала лица и удалению морщин на лбу и в самом деле лишают индивидуальности… Хотя мне больше всего нравятся другие клиентки, так называемые «женщины без возраста» — ухоженные, но умеющие сохранить свою индивидуальность, скрыть то, что нужно скрыть и открыть взору то, чем стоит любоваться.

Жизнь прекрасна!

Мне нравятся шумные, веселые праздники, на которых люди бурно выражают свои чувства. Я могу прийти домой с синяками из-за браслета, который бьет меня по руке, когда приходится много аплодировать… Или со сломанным во время танцев каблуком… Приятно смотреть на веселящихся вокруг тебя людей, понимать их желания и порывы и осознавать, что это и есть настоящая свобода – когда у тебя уже все есть, когда тебе уже ничего не надо, лишь собирать в копилку прекрасные мгновения. Быть живым. Чувствовать это. Вы можете себе представить, что в 18 лет я совсем не развлекалась? Только училась. Сейчас наверстываю.

Я «сова», и у меня есть свои приемы борьбы с «совиностью»: по утрам я пью много кофе, слушаю музыку на полной громкости, утешая себя мыслью, что соседи разделяют мои музыкальные пристрастия, немного мечтаю с открытыми глазами. Вообще, нам следовало бы мечтать больше, стремиться к большему, ставить перед собой большие цели. Я не была такой мудрой с самого начала, когда-то меня все пугало… Помню, что сразу после свадьбы, когда мы мечтали только о маленькой квартирке, однажды в магазине я остановилась перед роскошным спальным гарнитуром и спрашивала себя: может ли кто-нибудь в этой жизни себе такое позволить? А сейчас… Если бы кто-нибудь 15 лет назад сказал мне, чего я достигну, что у меня будет столько друзей, которые будут меня ценить, и с которыми мы будем одной командой, что моя фотография будет на обложке журнала, я бы ни за что не поверила!

Список желаний в трех томах

Сегодня мой список желаний постоянно обновляется. Я хотела прыгнуть с парашютом – и прыгнула! В моем случае это очень просто – мне может позвонить кто-то из друзей и спросить, какие у меня планы на завтра. Никаких? Давай прыгнем с парашютом. Давай! После приземления мне сказали: «Мы даже не станем спрашивать, как Вы себя чувствовали, мы все слышали!». Я кричала от счастья в течение всего полета. Но мне казалось, что мой крик все-таки не должен быть слышен на земле…

Так же было и в случае с автомобильными гонками. Я вожу автомобиль с 17 лет, но испытывала страх льда. И вот однажды я оказалась на замерзшем озере недалеко от северного полюса! Во время гонок на льду. И справилась! И мне понравилось! Я даже получила приз – за победу над собой. То есть за наибольшую качественную разницу между первой и последней гонками. Страх – наш враг, но он может стать и нашим другом, и нашим союзником, если мы сумеем его приручить. И стимулом для нашего роста.

Сейчас я хочу записаться в клуб верховой езды. Мой папа скакал галопом без седла, думаете, я не смогу, в седле и под руководством инструктора?

Но есть в моем списке и серьезные желания. Например, выучить французский. Я работаю над собой и в литературном и философском плане. Я обожаю читать (чтение кажется мне гораздо более привлекательным занятием, чем поход в ресторан), а сейчас я пересмотрела свой список книг для чтения. В качестве утешения я кладу на тумбочку две книги, одну серьезную, а другую – что-то из художественной литературы. И, одолев 50 страниц из первой, вознаграждаю себя чтением 20 страниц из второй.

Хотя я побывала с конференциями почти на всех континентах, мне все еще не удалось добраться до страны своей мечты – Новой Зеландии. Мне кажется, это станет данью уважения всем необыкновенным людям, которых я встретила в Молдавии. Будучи процветающими предпринимателями, они не побоялись приехать сюда и собственными руками чинить крышу детского дома. Сколько из наших деловых людей сделали что-то подобное?

Я обожаю самолеты, полеты, все, что связано с небом и с водой. И все новое. Я не боюсь пробовать новое – будь то новое блюдо, новое направление или новая процедура. Я хочу попробовать все, возможно, потому что я верю в судьбу, и в то, что от нее не уйдешь. Так что не нужно ничего бояться.

Риски и вершины

Некоторые достигают вершины своей жизни к 25 годам, для меня она наступила сейчас. По сути, на любом жизненном этапе можно начать новую жизнь, все зависит от твоего желания ее начать. Я проверила верность этого утверждения на себе. И оно на самом деле верно.

Текст Анжелы Брашовяну

Фото Андрея Шушвалюка

Перевод от Berlizzo (berlizzo.md)

punkt.md

Мнение
ЕСТЬ ВОПРОС? НАШЛИ ОШИБКУ?
Вы находитесь на новой версии портала allmoldova. У вас возникли вопросы, касающиеся работы сайта? Или вы обнаружили ошибку? Напишите нам
Узнать больше
ПРОДВИЖЕНИЕ
ВАС ТОЧНО ЗАМЕТЯТ
Продвижение вашей компании, товаров и услуг в интернете
Узнать больше
КОПИРАЙТИНГ
ПИШЕМ О ВАС И ДЛЯ ВАС
Реальные, а не скопированные в интернете, новости о вашем бизнесе для размещения на вашем сайте, в социальных сетях, на сайтах интернет-медиа
Узнать больше